Путешествие на Дальний Запад || ТОП-10 самых ярких впечатлений (часть 2)

Калининград вызвал столько эмоций, что сложно их разложить по пунктам. О том, что вызвало восхищение, веселье, разочарование, надежду и восторг я рассказала в прошлой части поста. Сегодня попытаюсь сформулировать что было достойно радости, грусти, удовольствия, гордости и счастья. Хотя такое деление всё же условно.

1. РАДОСТЬ

В Калининграде неожиданно для себя мы провели больше дней, чем планировали. Конечно, с ребенком было сложно гулять бесконечно, зато часто приходилось импровизировать на ходу и действовать в зависимости от того, что Саше хотелось (есть, спать или бегать). Так что уже собравшись исследовать область, мы поняли, что не можем ехать на Кушскую косу или на юг, просто потому что в столице остались неисследованные места.

Так, наш папа пошел в Музей Мирового Океана, а мы с Сашей — на органный концерт в Кафедральный собор.

  1. Вид на собор

Кафедральный собор — одно из старейших сохранившихся зданий. Был заложен в 1333 году, неф построили в 1388 году, башни возвели через пару столетий — в 1553 году. В восточной части, известной под названием Высокие хоры, до 1525 года молились только рыцари Тевтонского ордена. В более широкой западной части разрешалось находится всем остальным прихожанам.

2. Детали парадного входа

 

3. Лужайки вокруг собора

В 1944 году в ходе массированного авианалета англичан ни одна из бомб в собор не попала, но он все равно загорелся от соседних домов и выгорел дотла.

4. Фото из музея собора

Глядя на современного красавца, невозможно представить, что еще до 1990-х годов здание лежало в руинах! Внутри царило полное запустение. Кстати, от полного сноса как «наследие фашизма» собор спасла сохранившаяся у его стены могила философа Иммануила Канта.

5. Могила И.Канта

К счастью, в наши дни собор не только восстановлен, но внутри вновь звучит орган. На протяжение почти всей недели дважды в день (в 12 и 14 часов) здесь проходят короткие, около 30 минут, концерты. Причем, при создании органа заказчики требовали полного копирования старинных чертежей.

7. Внутри собора, в ожидании концерта

 

8. Детали органа

Что касается самого концерта, то я немного волновалась за Сашу — все-таки на музыкальных концертах она еще не бывала, да и инструмент специфический.

Мы пришли за полчаса до начала, перекусили, потом осмотрели небольшую выставку вдоль стен, познакомились с девочкой Никой и ее бабушкой. Было немного сложно разнять их с Никой и развести по разные стороны зала. Сели на «галерке», чуть поодаль от всех. Саша поначалу комментировала происходящее и подпевала. Из-за отличной акустики мне казалось, что ребенка всем слышно, но думаю, это было не так. А потом — она уснула!!! Вот это был полный сюрприз, зато я смогла спокойно послушать музыку.

2. ГОРДОСТЬ

А тем временем Антон вторично побывала в Музее Мирового Океана, посетив те экспонаты, на которых мы не успели в первый заход.

9. Корабли вдоль набережной Петра Великого

Такой музей должен быть в каждом приморском городе, особенно там, где есть флот. Очень жаль, что в Севастополе нет ничего подобного (впрочем, у нас даже нет ни одного корабля-музея). На относительно небольшой территории набережной Петра Великого собрана коллекция из десятков интересностей, которые позволяет не только заинтересовать морскими открытиями, но и гордиться достижениями отечественных мореплавателей. Даже таким малышам, как наша 2-летняя Саша, там есть чем заняться: залезть на якоря, устоять на имитаторе морской качки, поговорить в переговорное устройство. Причем, вход на набережную бесплатный — приходи хоть каждый день вместо надоевших качелей.

Но, конечно, на набережной выставлены «заманухи» – чтоб увлечь на основные «экспонаты» музея: последнее сохранившееся судно космического флота СССР «Космонавт Виктор Пацаев», средний рыболовный траулер, дизельная подводная лодка Б-413, гидросамолет и научно-исследовательское судно «Витязь».

10. На территории музея

С «Витязя» музей и начался.

Судно было построено как грузопассажирское на верфях Бремменхафена (Германия) в 1939 году. Хотя и предназначалось для Северного моря, в войну работало в качестве транспорта, эвакуировавшего беженцев из Восточной Пруссии. После Победы по репарациям был сначала передан Великобритании, а потом Советскому союзу, где им заинтересовались в Институте океаналогии. Судно было переоборудовано в научное и переименовано: сначала в «Адмирала Макарова», потом и окончательно в «Витязя» – в честь парусно-винтового корвета Николая Миклухо-Маклая, на котором тот доплыл до Новой Гвинеи.

11. Автограф нацарапан на стекле внуком легендарного исследователя, когда судно заходило в Австралию

Совершив экспериментальный рейс на Черное море, в 1949 году «Витязь» был переведен на Тихий океан, где и достиг пика своей славы, если так можно сказать о научном судне. За последующие 30 лет им было совершено 65 рейсов, пройдено около 800 тысяч морских миль. Во время этих экспедиций ученые открыли 1176 видов животных и растений, сделали большой прорыв в изучении морской геологии и рельефа дна мирового океана.

В 1979 году «Витязь» вернули на Балтику, в Калининград. С тех пор судно ржавело и гнило, пока в 1992 году не перешло во владение создававшемуся Музею Мирового океана. В каком кошмарном состоянии находились каюты можно посмотреть здесь — эта наглядная разница с нынешним состоянием и доказательство огромной проделанной работе меня поразили больше всего.

12. Некоторые каюты сохранены “в назидание потомкам”

 

Заплатив 200 рублей за вход, сейчас можно свободно ходить по коридорам и трапам с экскурсией и без. В некоторых каютах созданы тематические выставки, некоторые — закрыты за стеклом, но также доступны к осмотру. Помимо истории открытий, сделанных на борту «Витяза», здесь размещены экспозиции, посвященные открытию Русского Севера и Дальнего Востока.

 

3. УДОВОЛЬСТВИЕ

Я была бы не я, если не напишу о еде. Удовольствие — это, конечно, вкусная еда.

Поскольку все немецкое население, оставшееся в Кенигсберге к окончанию войны, было депортировано в Германию, а на его место приехали советские граждане, то никакой прусской кухни не сохранилось. Да и то, насколько я поняла, это были вариации польских и литовских кулинарных традиций.

Единственным экзотических блюдом выглядит соленая ворона, которую добывали на Кушской косе специальные люди — крайбиттеры. Впрочем, это были не специальные люди, а местные рыбаки, которые зимой оставались без работы, потому что залив замерзал. Для того, чтобы не умереть с голоду, они ловили в свои сети птиц, ощипывали их и кидали в бочку с солью. Просоленных ворон подавали в ресторанах Кенигсберга как деликатес. До Кушской косы мы не доехали, но полагаю, крайбиттеров мы бы не увидели.

Что мы попробовали — это копченный балтийский угорь с Центрального Рынка Калининграда. Насколько я поняла, об этой змееподобной рыбе ихтиологам известно немного, а то, что якобы известно, вызывает споры. Так, считается, что угорь размножается исключительно к востоку от Флориды в Саргассовом море. Личинки Гольфстримом приносит в сторону Европы. Из моря рыба заходит в реки, поднимаясь вверх по притокам до конечных мест пресноводной стадии своей жизни. Весь путь занимает до трех лет. В пресных водоемах угорь откармливается и растет, достигнув же к 7-9 годам половой зрелости, он скатывается обратно в море и держит путь через весь Атлантический океан к месту нереста – в Саргассово море. Отнерестившись единственный раз в жизни, угорь погибает.

13. На Центральном рынке

В любом случае на вкус копченный угорь необычный и я рекомендую попробовать. Хотя стоит дорого — 2300 рублей за килограмм (нам, правда, достался какой-то малек за 150 рублей).

 

4. ГРУСТЬ

Когда читаешь историю Калининграда и области, то грусть станет неизменным вашим спутником. Причина проста: сколько здесь было и сколько навсегда утрачено. С другой стороны, это нормальный исторический процесс, подобных разрушений дотла этот край знал не мало.

Что касается разговоров о том, какой невежественный «совок» приехал на место высококультурных немцев, ничего не создал, а только разрушил, то имею сказать следующее. Нам не понять, как никогда не пережившим события 70-летней давности, но, насколько я могу представить, тогда мир столкнулся с абсолютным, инфернальным злом. Так что ничего удивительного, что хотелось полностью уничтожить, забыть, выбросить не только представителей этого зла, но и все упоминания и проявления.

Так что грусть у меня вызывала не эта невежственность и небержливость, а сам факт скоротечности жизни «было-стало». Самым ярким примером для меня навсегда остался остров Кнайпхоф, на котором находится тот самый Кафедральный собор, где мы слушали органный концерт. Сейчас здесь разбит обычный городской парк, по-зимнему прозрачный и светлый. Выглядит достаточно удобным для прогулок с ребенком. И вот так однажды гуляя, вдруг на аллее замечаешь небольшие темные стенды с черно-белой фотографией и длинным текстом. Вчитываешься и аж мурашки по коже.

14. В парке на острове Кнайпхоф

Оказывается, стенд стоит на бывшем перекрестке улиц. И фотография на нем показывает именно тот самая ракурс, который открывался прохожему еще 73 года назад, до той самой бомбардировки города в августе 1944 года.

15. Модель острова Кнайпхоф

 

5. СЧАСТЬЕ

Зимой здесь, конечно, интересно, но лучше все же приезжать сюда летом, особенно если вы путешествуете с детьми. Просто потому что гулять можно дольше, не прячась от пронзительного ветра. Так, мы очень захотели поночевать с палаткой в дюнах Балтийской косы, которая фактически для России является островом, потому что начинается в Польше, где называется Вислинская, как и залив, который на наших картах обозначен как Калининградский.

На Балтийской косе находится всего один поселок, который считается дальним районом города Балтийска, соединяясь с ним паромной переправой. За жилыми рыбацкими домами находится заброшенная авиабаза Люфтвафе «Нойтиф». Так что часть домов — бывшие общежития фашистских летчиков. Остальные дома выглядят как обычные летние дачи, которые упираются в песчаные дюны и собственно Балтийское море.

16. Сохранившиеся здания авиабаза – часы на башне без стрелок и цифр

 

17. Бывшие немецкие общаги в поселке

 

18. Летом здесь, наверно, тьма народа, а зимой мы встретили всего несколько человек по пути

 

19. Ветер Балтийского моря заставляет “танцевать” сосны в дюнах

 

20. Березы подходят к воде

 

21. Очень тихо и спокойно – так этого не хватает

 

 

Заброшенные авиационные ангары напомнили мне брошенные поселки в пустыне Атакама, а дюны – Уругвай. И это было счастье.

Еще более интересные посты по этой теме:

2 Comments

Добавить комментарий

Либо можно войти через: